Воскресный листок, Неделя 32-ая по Пятидесятнице (по Богоявлении. Глас 7), (13 января по церковному календарю)

Апостольское чтение дня: Еф. 224 зач. (от полу) 4:7-13

Братия, каждому из нас дана благодать по мере дара Христова. Посему и сказано: восшед на высоту, пленил плен и дал дары человекам. А «восшел» что означает, как не то, что Он и нисходил прежде в преисподние места земли? Нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить все. И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова, доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова.

Евангельское чтение дня: Мф. 8 зач. 4:12-17

В то время,  услышав Иисус, что Иоанн отдан под стражу, удалился в Галилею  и, оставив Назарет, пришел и поселился в Капернауме приморском, в пределах Завулоновых и Неффалимовых, да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит: земля Завулонова и земля Неффалимова, на пути приморском, за Иорданом, Галилея языческая, народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет. С того времени Иисус начал проповедывать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное.

Праздник Богоявления продолжается, отдание будет только завтра, и каждый день праздника несёт всю его полноту. Неделя по Богоявлении теснит на вторую позицию рядовое воскресное чтение. А после отдания Праздника, всё равно праздник. Разве Христос не Воплотился, не Родился, не Пострадал на Кресте за нас, не Воскрес, не Вознёсся? Даже в Страстную Пятницу мы знаем: Христос Воскресе!

Что наши служения и таланты для Христа? Попробуем мы оторвать часть от Целого для себя, и не оторвём. Дунет Он дыханием Уст Своих, и исчезнут они, потому что это дела общие, Церкви принадлежат. Что наши немощи для Христа? Те же Уста превратят лягушку в принцессу, а великого царя Навуходоносора пошлют на два года к зверям лесным есть траву. Что Христу грехи наши? Покаемся, не только перечислением своих грехов, а ненавистью к ним, желанием исполнить волю Божию, тогда узнаем.

Церковь – это единство в свободе во Христе, которое собирается Духом Святым. Знаете, почему мы можем отринуть все авторитеты и не превратиться в анархистов? Потому что Сам Христос отказался быть авторитетом, сохранив при этом правильное отношение к внешним формам. Он родился в хлеву, а к Нему пришли и иудеи (вол, согбенный от работы) и осёл (язычники, обезумевшие от дурной свободы), и простые пастухи, не отягощённые знаниями, и мудрецы (маги), оставившие свою магию.

В каждом Воскресном листке главной частью является те отрывки Писания, которые приведены. Над ними надо думать, их надо перечитывать. Сам текст листка лишь даёт пример такого осмысления. Свят. Иоанн Златоуст писал: По-настоящему, нам не следовало бы иметь и нужды в помощи Писаний, а надлежало бы вести жизнь столь чистую, чтобы вместо книг служила благодать Духа, и чтобы, как те исписаны чернилами, так и наши сердца были исписаны Духом. У нас такой чистой жизни нет, но что-то у нас всё-таки есть.

Попробуем для разнообразия посмотреть на сегодняшние отрывки из Писания, не прибегая ни к каким ссылкам даже на другие места Писания. Это не значит, что мы не будем вспоминать Писание, не будем вспоминать св. отцов. Просто не будем вставлять ссылок, и писать намёками. Иногда это очень полезно, конечно же ради исключения. Ведь Писание от Христа, хотя Он его не писал. Любое Церковное собрание ищет вразумление от Бога, а не от своей учёности или невежества: гордиться можно чем угодно.

Нам надо научиться радоваться всем вместе, вторить святым отцам, петь с ними Христу, приобщающему нас к любви Пресвятой Троицы. Нелегко это Ему далось, и Он вправе, по закону любви, а не авторитета, открывать нам то, что Он один видит. Если человек знает что-то по-настоящему, то он не может уже этого не знать, поскольку только Бог открывает так. А сомневается человек в чём-то, то это верный признак, что этого ещё не открыл ему Господь. И не надо алкать этого, но смиренно молиться без ослиной эмоциональности, воловьей окаменелости, лжемудрования и пошлой простоты.

Если кто-то был в Таджикистане или Дагестане и видел там хитрых вольных ослов, тот знает, как они боятся, что их могут оседлать. И кто видел, как кротко ждёт ягнёнок, когда его приносят в жертву, например, мусульмане, то он этого не забудет. Но если человек не видел ни осла, ни вола на борозде, ни свинью, визжащую от ужаса, ему ничего рассказать нельзя, только показать. Тем более это правильно, касательно духовных истин.

Разве наши пастыри ничего не говорят Духом святым, а только говорят цитатами? Почему люди, обладающие страшными, казалось бы, разрушающими личность болезнями, подходя к причастию, являют такую глубину, что страшно заглянуть в бездонное озеро их прекрасной души, а некоторые академики, как набитые дураки, верят в то, что ураган может построить дом с евроотделкой? Есть и православные, которые верят в то, что научными методами можно заглянуть за черту до грехопадения. А ведь это означает веру в то, что Бог не всемогущ. Почему, когда мы собираемся вместе, мы поём, что видели Христово Воскресение? Потому что видели, но объяснить как, не каждый сможет.

Преп. Симеон Новый богослов видел получше, как и преп. Серафим Саровский. Их надо читать, но этого мало – надо самому увидеть, не разжигая свое воображение, а смиренно трудясь на своей меже. Впрочем, сам преп. Серафим ничего не писал и ничего никому не доказывал. Когда мы собираемся на Евангельские встречи, совершенно разные люди говорят вещи, которые находишь у святых, когда придёшь домой, а они не читали этого. Бывают неправильные предположения, но ведь это хороший повод задуматься о своих несовершенствах и выслушать других. А где спор, там истину не жди. Отцы спорили с еретиками, но истина приходила не в результате спора, а в результате откровений от Господа, в результате преодоления своей самости, согласования разных терминов. Да и вопросы они решали серьёзные, и святыми себя не считали.

Как агнец Христос пошёл на  Крест, спустился обычным путем, пленил диавола, который говорил о людях: они мои, они меня выбрали. И решил, что Христос тоже его достояние – и попался в плен, на наживку, и потерял свою власть над теми, кто уверовал в Спасителя. Через страшную Жертву мы получили дары.

Нам нельзя ни квакерами сидеть, ожидая и воображением вызывая какого-то духа, ни завистниками быть, опирающимися на мертвый авторитет. Зависть заставляет всё законсервировать под свою крохотную межу, на всех от имени наместника Христа примерить кандалы своей собственной тюрьмы. Вол и осёл пришли ко Христу, чтобы измениться, сделаться послушными, соединиться в вере, но кто-то захотел остаться ветхим ослом, требуя свободы, или ветхим волом, чтобы всех затянуть под своё ярмо. Иногда они пасутся у храма, но сердца их бьются о земное благополучие.

Кто вместе, тот знает об этом, но единство не дается человеку без постоянного труда: подаемся мы куда угодно: не все пастухи идут ко Христу, не все мудрецы: если мы не забредём за смертельную черту, когда нет сил покаяться, то возвращаемся. Преп. Симеон Новый Богослов считал, что он забредал. Он бил себя по рукам и говорил в том духе, зачем вы, грязные мерзкие,  отвратительные длани делали это? Потом по другим частям тела: по глазам, зачем смотрели не туда? По ушам, для чего слушали не то? И плакал и каялся простому монаху Симеону Студиту Благоговейному (была же такая практика). Затем он шёл причащаться (каждый день), и после Причастия смотрел на свои руки и говорил: всё во мне Христос, и эти руки – руки Христа, и ноги, ноги Христа, и глаза, и уши – всё. Не вздумаем механически подражать святому!

И до и после он видел всех людей хорошими, хотя от него не были сокрыты их недостатки. Он не боролся с ересями политическими методами, но величайшей из них считал ту, когда ему говорили, что вся святость в прошлом, потому что такие мысли означают, что Христос уже не Тот, что Он уже не с нами. Вот и попробуем разобраться, кто мы? Это показывает, что вокруг Симеона много было тех, кто искал ярма. Нам не поможет, если мы будем перебегать из лагеря в лагерь: от «ложного ярма» к «дурной свободе» всё равно придётся покаяться, хотя бы на своём маленьком кресте.

Впервые за долгое время у нас вышел листок и без дат, и без явных цитат. Возможно, это стоило бы сделать перед неделей мытаря и фарисея, которая не за горами.  Нам надо вместе совершать усилия, и испрашивать себе Духа, смиренно и кротко, а другого пути нет. Помните, что мы с вами думали о приведённых Евангелие и Апостоле. А молиться и думать должны все, даже академики.

В заключение приведём стихи иеромонаха Аверкия:

Благодарить, благодарить, благодарить

за бытие, за сбытие событий,

забытие обид, за видимую нить предчувствий,

обстоятельств и наитий.

За этот куст с кадильницей цветов,

ночь, льющую нездешности лекарство,

за ласковость полыневых ветров,

за несказанное предсказанное Царство.

А равно за неравенство и боль,

за ожидание годами и веками,

за вечный бой, дозволенность неволь,

предательство родными и друзьями.

за смерть, входящую на свадьбу и в роддом,

за милости мелеющую реку,

за то, что живы и переживём…

за нужность человека человеку.

Просмотры (16)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *